Юго-Западный Кавказ. III к/с. 1983 год

Рукописи не горят-2.

Чего только не встретишь на старой антресоли! На этот раз – походный дневник образца 1983 года. Абхазия – Бзыбский хребет и Карстовое плато. До этого ходили по Сибири, Саянам, Туве, Северном Уралу. После горно-таёжной глухомани одна только мысль про толпы на тропах отпугивала от Кавказа. Случайная встреча с Лобанковыми подсказала – на Кавказе есть глухие места! Покопавшись в библиотеках, книжных магазинах и отчетах городского турклуба идея сформировалась окончательно. Когда я показал Людмиле Корноноговой описание карстового плато, где попадались фразы «местность напоминает лунный ландшафт», или «второй день нет воды», она сказала – «ну, мы конечно, туда пойдем!…»

Текст, выделенный курсивом или другим цветом, дописан позднее, лет через тридцать-тридцать пять. Фотографии и основные записи – подлинные, сделаны в 1983 году. Карты не нашел, её просто не существовало, по крайней мере – у нас.

 

Вилетта Папулова, Савченко, Гладченко, Юмагужин, Зенцов, Рыбаков, Асабин, Коротнев. Стоянка поезда в Туапсе.

Плацкартный вагон, поезд  «Новосибирск-Адлер», стоимость билета – 19 рублей 50 копеек! Через два вагона от нас ехали наши – турклубовские УАИшники, тоже куда-то в Абхазию. В Адлере все пересели на электричку  «Адлер-Калдахвара».

6 июля. Среда

Слезли с хвоста Виолеттиной группы, Высадили их на станции Бзыбь, сами проехав 2 станции вышли в Калдахваре (нам так посоветовал сделать старший лейтенант каких-то войск. Мы уже стояли в тамбуре электрички Адлер-Сухуми, он полюбопытствовал, куда нас несёт и сказал, что так лучше).

Прежде всего наелись алычи, затем двинулись на поиски бензина, а заодно и дороги. После недолгих мытарств нашли и то и другое. (Водитель ЗИЛа махнув рукой сказал про бензин — А! Берите сколькА хАтите!)

1 ходка. 1-45 (Время? Вроде московское ). Тридцать пять минут. Жить не хочется, на ногах по пуду дряни, сильно мешают коровы и собаки.

Ванчагов Сергей.

2 ходка. 45 минут. Миновали сады и огороды, границы которых определить весьма сложно. Движение время от времени прерывается растущими плодовыми деревьями (алыча, яблоки, шелковица). Идем по каменистой тропе вверх, угол наклона 25-30 град. Небо в облаках, было бы не жарко, если бы не рюкзаки. Попадается ежевика, прочие колючки. Кое-где продираться трудно. По пути даём название неизвестным деревьям. Какой-то баобаб очень удачно назвали «грабуном».

Где-то возле Калдахвары

3 ходка. Идет дождь, усиливается.

Встали в 21-30. темнеет в 22-30. Самые яркие впечатления дня: море и крик ишака.

(Ночевали на небольшой  поляне, среди здоровенных деревьев, рядом со старым  фундаментом какого-то дома. Фундамент почти врос в землю, любопытно, кто тут жил, в стороне от деревни).

 

7 июля. Четверг.

Выход в 09-30. Дождя нет, но небо в облаках.Идем в гору по лесной тропе, наклон примерно 25 град (на хр. Бзыбь). С нам идет Джо Дасссен. Следом летит птичка под названием «Вова» – Краснов, наевшись пшенки, свищет лучше соловья.

У Рената открылась неизбывная тоска по абхазским мотивам (умоляет группу переключить приёмник хотя бы на секунду).

1 ходка до 10-45. Володя и Сергей ищут тропу.

2 ходка. 10-50…11-20. Тропу видно плохо, идем по зарубкам,  наклон 30 град. Овраги.

3 ходка. 11-35… 12-95. Вверх, 30 град. Тропа скользкая. Перекус. Общее мнение (кроме завхоза): больше одной банки халвы есть нельзя.

4 ходка. 12-35… 13-05. Продираемся сквозь колючие заросли, наклон в среднем 35 град. Лечим шефа, пострадавшего от общественного бензина. (Как выяснилось — полиэтиленовая крышка пятилитровой канистры закручивается весьма условно и бензин протёк на распаренную и стёртую рюкзаком спину. На помывку было выделено несколько кружек воды).

Вперели - ПЛАТО!

 

Медику нашлась работа

5 ходка. 13-35…14-05. Очень густые заросли. Наклон тот же, тропы нет.

6 ходка. 14-10… 14-50. Идем по зарубкам. Обед 2 часа.

7 ходка. 16-50… 17-35. Тропа, через некоторое время она теряется, идём по зарубкам. Сначала вдоль по гребню, затем вверх, 20 град.

8 ходка. 17-45… 18-35. Тропа полохо заметна, склон 20 град.

9 ходка. 18-35… 19-25.

Встали в 20-00.

 

8 июля. Пятница.

Погода хорошая, солнце, есть облака.

1 ходка. 9-35… 10-10. Идем по тропе, вышли из зоны леса. Вид на Главный Каквказский хребет, мыс Пицунда, видно море. Есть снежники. Растительность буйная, много цветов.

2 ходка. 10-20… 11-10. Идем по гребню хр. Бзыбь в районе горы Чибжагра. Снежники в низинах. С противоположного склона орет мужик (пастух, чего орёт — неясно, наверное, зовёт на тропу, но мы игнорируем).

3 ходка. 11-20… 12-15. Идем по травянистому склону с альпенштоками. Перекус.

4 ходка. 13-00… 13-50. Травянистый склон.

5 ходка. 14-00… 14-35. (Где-то здесь нашли «ацангуару», внутри множество наконечников стрел)

Обед 2-30 часа. На кипячение 1 котла на 2-х примусах уходит 1 час 10 мин. Решили обойтись без чая. Первый раз загораем. Солнце очень жаркое. Медик предупредил — на солнце не более 30 мин. Результат — сожженные колени.

6 ходка. 17-10… 18-50. Прошли через седловину между горой Напрой и (?). Обнаружили укрепление (кругообразное из камней) и множество наконечников от стрел (Ацангвара). Вид на Карстовое плато — мечту двух дней. Довольно  часто попадаются снежники.

7 ходка. 18-25… 19-15. Упёрлись в стенку. Решили

Обед на плато

идти в обход.

8 ходка. 19-25… 19-40. Встали на ночёвку на плато. Ночью сильный ветер.

 

9 июля. Суббота.

Утром проснулись в облаках. Видимость слабая.

1 ходка. 11-10… 12-15. Идем по плато вверх. Медику нашлась работа, камни очень острые.

2 ходка. 12-30… 13-20. Траверсом поднимаемся наверх. Склон травянистый.

3 ходка. 13-30… 14-20. Вышли на каменистую тропу, идём вдоль склона, подъём на гребень плато.

Перекус 20 минут.

4 ходка. 14-45… 15-30. Идем наверх.

5 ходка. 15-40. Прошли немного. Вышли на гребень скалы, с двух сторон обрывы. Навесили перила и 2-метровый спуск дюльфером. Спуск всех, вместе с рюкзаками занял 1 час 10 минут.

Обед 16-50, большой перекус.

18-00. Перевал Ябех (правильно — Япсх. И это был не Япсх! Какие-то предыдущие группы перепутали его местонахождение и оставили в туре записку. К настоящему перевалу мы вышли через день), сняли записку Ленинградской группы (6 чел. ДСО «Спартак»).

6 ходка. 18-35… 19-05. Спуск вниз к реке Бзыбь. Часто попадаются снежники, едем на полиэтилене.

7 ходка. 19-20… 20-15. Спускаемся, приближаемся

Плато. Утренний кофе

к зоне леса.

8 ходка. 20-25… 20-50. Встали на живописном холмике. Масса цветов.

 

10 июля. Воскресенье. День рыбака.

Выход в 10-00. Солнечно.

1 ходка. 10-00…10-40.

Выбираем место для ночёвки

Идем в гору. Склон сильно порос

На горизонте Главный Кавказский хребет.

кустарником и травой.. Часто осыпаются камни. Вышли на тропу.

2 ходка. 10-45… 12-00. По хорошей каменистой тропе вышли на перевал Дзипо (Дзина?) 2300 м.  Сняли зписку группы г. Волжского IV к.с.

3 ходка 12-10… 13-00 Подошли к пер. Карстовый. Сняли записку Краснодарской группы 1981 г. Перевал 1-А

4 ходка. 13-25…14-14. Подошли к горе Дзышра. 2600 м. Вид чудесный, сидим выше облаков.

5 ходка. 14_30… 15-15. Спустились по снежнику. Идем к перевалу Ябсх.

6 ходка. !5-30… 16-20. Крутой спуск.

7 ходка. 16-30… 17-45. На перевале Ябсх.

8 ходка. 17-55…19-00. Спуск с перевала по каньону реки Решава. Река течет под снежникми, попадаются трещины и промоины.

9 ходка. 19-10… 20-15. Нашли островок, встали на днёвку. С двух сторон крутые склоны, кругом водопады, место очень живописное. Вид на гору Дзышра. Шум воды покрывает все звуки.

 

12 июля. Вторник.

Облачно. Пошел дождь, идет с перерывами.

1 ходка. 09-25… 10-15. Идем по склону хребта над рекой. Обходим каньоны. Лес частый с подлеском. Кругом овраги, спускаемся и поднимаемся, скользко. От вчерашней стирки осталось только моральное удовлетворение. У Ренатика, как всегда, эйфория, ничего не помогает.

2 ходка. 10-30… 11-20. Спускаемся по ручью вниз. Дошли до водопада. Высота 10 м. Спускаемся по верёвке. Пошли разведывать Дорогу. Ещё один водопад, дальше река Решава сужается до 3 метров. Место не проходимо, решаем идти вдоль по склону.

3 ходка. 11-30… 12-25. Идем по хребту вверх-вниз, через овраги. Перекус. Халвы показалось мало.

4 ходка. 12-40… 13-20. Вышли к реке, спуск крутой.

5 ходка. 13-30… 14-30. Река в каньоне, течение сильное. Влезли на склон (склон густо порос кустарником). Навесили дюльфер, спускаемся.

15-10. Сняли верёвки. На камнях у реки сварили обед. Рядом водопадики, очень красиво.

Решава дальше непроходима. В 18-00 полезли на правый склон, 60 град, местами 70. Залезли наверх, уперлись в стену.

Именинник!

Выяснилось, что у Ванчагова день рождения. Дальше идти некуда. Спустились вниз. 20-45 перешли речку. Остановились на прекрасном месте, костер уже готов, место родное, знакомое (обеденное место).

День рождения ВанчаговаНе поленились сходить за грибами на правый склон. Испекли блины, благодаря Сереже Ч[етвертнёву]. Имениннику подарили банку паштета и пачку печенья.

 

13 июля. Среда.

1 ходка. 09-50… 10-50. Подъем вверх. Склон густо порос колючими кустарниками, названными нами «Погребон» ((вообще-то это «магнолия падуболистная»). Наклон примерно 40 град.

2 ходка. 11-00… 12-00. Спустились к ручью, идем дальше по каньону вниз. Рядом с водопадом натягиваем верёвку. Несколько почти отвесных спусков, идем дальше.

14-10. Перекус.

14-45… 15-40. Ещё ходка. Поднялись на склон, затем быстро, очень быстро спустились вниз (слон крутой, кругом одни ветки, заросли, очень скользко, многоие съехали против собственной воли на пятой точке).

15-40… 17-10. Вышли на реку Решава. Обед. Сушим раскисшие ноги.

17-25… 18-55. Встретили двух пастухов, прошли мимо дороги на Псху. Идем по реке, каньон, лезем на гору, 60 град. Заросли непроходимые.

19-05… 19-55

20-05… 21-00

21-10… 22-10 Идем по холму, спускаемся, поднимаемся, переходим через овраги, идем вверх по ручью, ноги размокли окончательно.

Ещё 20 минут ищем место, склоны не менее 15 град.

22-45. Наконец встали, отбой 00-30.

 

14 июля. Четверг.

09-45… 10-25. Опять вверх по ручью. 10-10 вышли на тропу, ведущую на Гудаутский хребет. Приятно радуют глаз трактора, стоящие наверху и бочки с соляркой. Вышли к геологам, купили хлеба и вермишели, бесплатно дали луковицу.

2 ходка. 10-45… 11-35. Идем по сильно заросшей тропе.

3 ходка. 11-45… 12-35. Идем по тропе, едва заметной. Тропу потеряли. Перекус.

4 ходка. 12-50… 14-00. Вышли на хребет, заросли сплошные, идем по кустам, ноги до земли не достают, кустаник очень сильный (заросли рододендрона, ветки толщиной в руку и больше! И почему только он «реликт» и в Красной книге?)

5 ходка. 14-50… 15-00 Спустились сверху по распадку ( попадаются снежники), поднялись по ручью.

6 ходка. 17-20… 18-10 Идем по хребту вверх-вниз по кустам.

7 ходка. 18-20… 19-10. То же.

8 ходка. 19-20… 20-20. то же.

9 ходка. 20-30… 21-30. Спуститься сверху невозможно, скалка. Решили идти к месту прежней ходки и там встать возле болотца.Везде кустарник, вырубили место под палатки и костер. Донимают слепни и мошки. Испекли лепешки на ужин.

Отбой 24-00.

 

15 июля. Пятница.

1 ходка. 09-35… 10-25. Спускаемся вниз, очень круто, 70 град. Навешиваем верёвки, спускаемся медленно.

2 ходка. 10-35… 12-10. Спускаемся медленно, укатился рюкзак, со страшной скоростью просвистел вниз. Перекус. Спуск очень крутой, навешиваем веревки.

16-30. Обед на склоне, всё норовит укатиться вниз.

18-20. Перешли через овраг, спускаемся по склону, опять навешиваем верёвки. Вышлина ручей, спускаемся по нему вниз. Ручей круто с большими перепадами высоты бежит вниз, весь завален буреломом, идти трудно. Постоянно натягиваем верёвки, бессчётное количество дюльферов, перил. На это уходит много времени. Спускаемся.

23-00. Решили встать на ночёвку. С двух сторон отвесные стены, Расстояние между которыми метров шесть. Встали прямо на ручье, как держатся палатки, не падают, одному Богу ясно (а может и ему не ясно). (Гитару повесили на крюк, вбитый в скальную стену, чтобы не размокла окончательно)

01-30. Отбой.

 

16 июля. Суббота.

08-20. Наконец вылезли дежурные.В нашей щели туман, сплошная сырость висит везде. На завтрак «самая кавказская каша» – пшенка . Вот уже 11 день на завтрак и ужин. Пшенка, прекрасная каша, мы к ней так привыкли и очень её полюбили (собираясь в поход из-за небольшой накладки по составу меню, все не сговариваясь в пункте «каша» выбрали пшенку. Выяснилось это уже на маршруте).

11-30. Выход из лагеря (точная характеристика лагеря по высказыванию шефа: «Никогда не видел столько гнилых щепок в одном месте») (ночью гнилушки светились! Можно было взять какое-нибудь брёвнышко и ходить с ним, на манер светлячка. Светлячки, кстати, тоже были, но в гораздо меньшем количестве, чем фосфорецирующие деревяшки).

Прошли 10 метров, навесили дюльфер 20 [метров], спускаем рююкзаки, затем сами. Серёжа Четвертнёв с рюкзаком не расстается, бедная гитара!

На протяжении всего спуска находим металлические обломки, судя по всему от самолёта. Предполагаем, что самолет был военного времени. Взяли обломки на память (кажется, потом выкинули. Внизу местные сказали, что действительно в 1978 году разбился Ан-2, рейс Псху – Сухуми. Через 30 лет в интернете мы нашли информацию: выяснилось, что этот Ан-2 разбился о склон горы Дзышра, недалеко от поляны геологов, так, что мы собирали обломки совсем другого самолёта. Но может быть и так: он задел за деревья на хребте чего-то оторвал от фюзеляжа и «дотянул» до Дзышры. Маловероятно, что в каждом ущелье по самолёту валяется)

Ещё один дюльфер в водопаде. Один из многих, уже ставших привычными, даже надоевшими. Приятная прохлада льётся за ворот штормовки. Внизу озерца, воды по грудь, рюкзаки поднимают. Шеф ушел вперёд на разведку. Ещё дюльфер, ещё озерцо. Вернулся шеф, ругается, спуск идёт медленно. Тормозит движение пострадавшая, её приходится спускать на страховке. Далее более полого, идем без верёвок. Больная едет.

17-00 Обед проходит весело.

18-00 Движение продолжается. Полого относительно. Небольшой дюльфер, внизу подряд два озерца, вода холодная, снеговая.

21-00. Встали на ручье. Место более удобное, чем предыдущее. Назавтра решили искать тропу.

Из цензурных соображений в дневнике писалось не всё. На коротком спуске не стали одевать снаряжение – бросили верёвку и решили просто съехать по ней. У Люды рукавицы проскользили по мокрому капрону, она ударилась стопой. Как оказалось потом – перелом. Несли, спускали на веревке, где-то на крутых склонах ей приходилось ползти. Чтобы приглушить боль давали ей анальгин. Хватало ненадолго.

 

17 июля. Воскресенье.

Встали в 11-00. Видимо, сегодня день металлурга. С утра по радио передают концерты. Сегодня у нас днёвка для восьми человек. Двое — Сергей Ванчагов и Володя Патосин пошли искать тропу. Взяли с собой верёвки и перекус. Шеф объяснил, что нужно делать в каждом из возможных случаев. Контрольный срок: ждем до темноты. Если не приходят к утру, то в 11 часов всей группой идем на восток. Тропа в любом случае там, мы должны её пересечь.

Печем пирожки с мясной начинкой и картофельным пюре. Завхоз расщедрился. Обед в 16-30. Наших разведчиков всё нет. Очень волнуемся. Спальники они с собой не взяли. Сережа Четвертнёв «успокоил», сказав, что «Серёжа Ванчагов не мёрзнет теоретически, а Володя рядом с ним тоже не замерзнет».

Печём лепешки, ждём, сушим барахло.

Ужин сварили, Время 21-10.

Ждем. Ура! Идут два наших мокрых «ёжика». Видели дорогу, она в пяти ходовых часах. Что самое главное — нашли перо синей птицы удачи.

 

18 июля. Понедельник.

Выход в 10-20.

1 ходка. 10-20… 12-30. Идем по склонам вверх-вниз. Ходки отмечаем как все по очереди пронесут пострадавшего. Идем медленно. «Лошадки» меняются челноком, как тропление зимой на лыжах. Каждая «лошадка» имеет свой характер и темперамент. Вскоре все лошадки уже объезжены и к каждой найден свой подход, всё идет гладко. Есть самая высокая «лошадка» на неё главное сесть и не бояться; есть самая спокойная, на которой можно спать — привезёт куда нужно; есть самая строгая, её главное слушаться и т. д.

16-30 обед на ручье. Вместо обеда большой перекус, т. к. сухих супов больше не осталось (полбанки рыбного паштета, пачка печенья, лепёшки, конфеты).

Идем вдоль склона звериной тропой через изрядные заросли (но их почти не замечаем — привыкли), пересекаем овраги (отчетливо пахнет зоопарком — звериным помётом крупных животных! Вот тебе и Кавказ — медвежьи края). Склоны примерно 30-40 град. Местами тропа уходит вертикально (?) вверх. Спуски достаточно крутые.Ещё оин взлёт и спуск. Попадаются колючки каштанов, ползти не так приятно.

20-10 — ручей. Встаём на ночь.Шеф решил отбой в 23-00. Назавтра подъем дежурным в 06-00. Наконец-то нашли потерявшегося Тарасова,который весь поход почему-то оказывается «крайним» (у него очень сильно линяли синие носки и красили ноги, может быть поэтому?). Фарид и Серёжа Четвертнёв ушли вперёд, навесить верёвки через водопад на завтра. Остальные в лагере.

 

19 июля. Вторник.

Ночью началась гроза, пошел сильный ливень. Ручей становился всё более полноводным. Шеф с фонариком выходил отмечать уровень, до палатки осталось 20 см. Вещи чуть не уплыли, в остальном всё нормально.

Выход в 10-00. Идем — ползем по тропе, временами теряем и снова находим.

15-20. Событие века – вышли на дорогу! Алыча! Правда зелёная, но всё равно алыча.

Здесь записи оканчиваются.

Гора Химса.

Выбрались! В смысле – живые. Через час встретились два абхаза.

Дописывать дневник через тридцать лет и нечестно и бесполезно. Это же не художественное произведение, в конце концов. Но события наши тогда ещё продолжались. Четверо – я, Ольга, Ванчагов и Тарасов пошли на гору Химса, заканчивать маршрут, пусть даже и в урезанном виде, остальные  направились в Сухуми накладывать гипс и зализывать раны.

Дополнительных приключений хватило и тем и другим.

Ванчагов и гора Химса

Те, что пошли дальше в горы попались егерю (тропы к горе Химса с юга проходили по какому-то местному заповеднику или заказнику) . Мудрые местные люди направили нас прямо ему в лапы – на кордон Цимур. Мы ночевали на веранде, слушали абхазские песни в соседнем доме, готовили ужин на примусе. Подошел мужчина, мы предложили ему кружку какао. «Хорошее у вас снабжение»- сказал он. Мы пояснили, что за свои деньги, в свой отпуск и т.д. После какого-то внутреннего диалога с самим собой горец произнес: «Пятьсот, тысячу рублей давай – не пошел бы!» Наверное он знал, что говорил – здесь были пастухи, егеря, греки, абхазы, местные – не городские.

Утром подошел невысокий серьезный дядька. «Так мы будем говорить, или нет?!» Ванчагов, сумрачно сказал – » Чего там – говорить..» Дядька посмотрел на потрепанных, худых, полуголодных (можно добавлять эпитетов сколько угодно -  две недели рюкзачной жизни, камней, колючек и верёвок нашего внешнего вида не улучшали) и строго произнес : «Ладно – идите! Кто спросит, скажете – дядя Михо разрешил!»

Опять тропа, буковый лес, набор высоты. Несколько раз встречались пастушьи дощатые домики – балаганы, как их тут называют. Щелястое лёгкое сооружение, где можно переждать дождь, переночевать. Возле одного из них – семья. Угостили мацони – густой, жирный молочный продукт. Интересный и непривычный напиток. На выходе из зоны леса нас догнал пастух на лошади, рядом бежит жеребёнок. Идем примерно в одно и то же место. Тропа петляет, иногда мы его обгоняем, иногда он нас. На крутых участках всадник идет пешком, отстает, дышит тяжело – видимо вечером не только песни пел! Потом догоняет, лошадь терпеливо идет следом за нами. Абхаз не выдерживает, говорит Ольге – «Слушай, пропусти коня!» У перевала отдыхаем вместе, на прощание фотографируемся.

Выше начинаются луговые горные пастбища, редкие коровы разбрелись по крутым склонам. Кто их тут пасет – неясно. На следующий день коровы закончились – высоко. Ветер-дождь, всё, как положено. Где-то около вершины горы Химса у снежника поставили палатку, ждем погоды. Сыро, холодно, ночуем в облаке.

Погоды нет. Решив, что «нам уже хватит», ближе к полудню сворачиваем лагерь и начинаем спуск, несколько раз тропу теряем, возвращаемся – уже поняли, что без тропы тут можно долго бродить.

К вечеру добрались до зелёнки. Встали рядом с группой из Ленинграда. Они попросили у нас литр бензина для примуса, мы у них чего-то из продуктов. Народ недавно вышел на маршрут, когда успели прикончить бензин непонятно. Мы рассказали про наши похождения, они про свои планы.  Утром девушка подошла, долго  разглядывала наши потрёпанные анораки, потом сказала – «на свету вы гораздо живописнее!»

Круто спускается тропа, потом дорога. Нещадно болят колени. На окраине какой-то деревни нас обгоняет ЗИЛ, тормозит. Забираемся в кузов, долго трясёмся по раздолбанной петляющей дороге. Въезжаем в Сухуми, выгружаемся возле автобусной остановки, притихшие  едем куда-то в цивилизацию на пыльном, шумном ЛАЗе за рубль с четверых плюс рюкзаки.

Сухуми летом восьмидесятых годов! Набережная, где варят кофе в жаровне на песке. Колоритный молодой кофевар (обязательно в белой рубашке) спрашивает у очередных четырех счастливцев – «с сахаром – без сахара», держит пальцами одновременно несколько рукояток маленьких турок-джезв, перемешивая палочкой вскипающий кофе. Мелкий песок подогревается снизу. Кофе густой, крепкий. Пальмы, море, белый пароход в маленьком порту, курортная публика.

Солярий на пляже санатория имени 18 съезда ВЛКСМ

Устроиться на отдых шансов практически не было. Только у тех, кто спускался с гор была «явка» . Таких пускали жить на территорию санатория имени 18 съезда ВЛКСМ. Ну – не в сам санаторий, конечно. Нужно было прийти на пляж и спросить дядю Сашу. Дядя Саша пропускал к  морю по курортным книжкам отдыхающих этого самого санатория. Но у потрёпанной горами группы он строго спрашивал – «Сколько вас? Кто старший?» Старший группы шел на третий этаж солярия, искал место для спальников и все получали жильё за 50 копеек в сутки с человека.

Верхний этаж солярия

В центре курортного летнего Сухуми, прямо на одном из центральных пляжей. Крыша из ребристого пластика, душ-туалет, море в 20 метрах. Кого там только не было! Белорусы, литовцы – весь Советский Союз! Можно было оставить дежурного и уйти гулять по городу, а можно и не оставлять – в солярии всё время кто-то болтался из других групп – все были «свои».Солярий. Третий "этаж" - альплагерь!

Солярий, лаваш!

Народ, окончив маршруты выходил к морю, отсыпался, отъедался, купался, знакомился. Мы здесь встретились с нашими, жили дней пять-шесть, бродили по городу. Раз в день старший честно платил дяде Саше по пятьдесят копеек, дядя Саша каким-то образом разделял на входе отдыхающих, имеющих курортные книжки, не имеющих таковых и публику с верхнего этажа солярия, и все были довольны, кроме тех, кто не имел курортных книжек. На следующий год (1984) Айрат Зубаиров повел группу примерно в те же места, исключив каньоны и добавив перевалы Главного Кавказа.

Набережная Сухуми

Свободных мест в солярии не оказалось, они жили в своих палатках за оградой санатория, в смысле – внутри ограды, уже за рубль!

На всё-про всё, не считая Сухуми, было потрачено 74 рубля с человека, включая телеграммы в Контрольно-спасательный отряд о входе и выходе с маршрута.

Ванчагов, Тарасов и Ольга в Сухуми. 1983 год

Список участников похода:

1. Патосин Владимир Викторович – руководитель;

2. Щекатуров Вячеслав Витальевич – фотограф;

3. Четвертнёв Сергей Петрович – зам. руководителя;

4. Ванчагов Сергей Вениаминович;

5. Тарасов Андрей Викторович;

6. Краснов Владимир Петрович – медик;

Пляж солярия.

7. Гладченко Ольга Владимировна;

8. Корноногова Людмила Александровна – летописец;

9. Мухамадеев Ренат Гафурович;

10. Кашапов Фарид Анварович.

 

(Копался в интернете, пытаясь понять — где же мы шарахались, нашел такое упоминание:

Хочется отметить, что в 1976 году группа туристов из Уфы под руководством В.М.Лобанкова совершила полный траверс Абхазского и Бзыбского хребтов. Однако пройти по хребту 3 участок Бзыбского хребта от пер.Доу к пер.Гудаутский они не смогли. В итоге они обошли 3 участок хребта по долинам Бзыби и Решавы. По р.Решаве поднялись на пер.Ябсх и далее успешно прошли 4 участок Бзыбского хребта

Я встречался с ним, кажется уже после похода, они в тот раз шли встречным маршрутом. Если бы знать про это — спустились бы от Гудаутского перевала и поднялись бы на Доу!.. Хотя — куда бы нас ещё занесло потом?)

 

Несколько фотографий, уникальных только тем, что сделаны были в 1983 году!

Тарасов, Гладченко, Ванчагов. Ночёвка под горой Химса

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ночёвка под горой Химса. Тарасов, Гладченко, Ванчагов.

Краснов Владимир

Греки, абхазы, лошади, Тарасов.

 

 

 

 

 

 

 

Гладченко Ольга

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я на Карстовом плато

 

 

 

 

 

 

 

 

Я на Карстовом плато

Корноногова Люда и Фарид Кашапов в Сухуми

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Карстовое плато. Ванчагов, Корноногова, Гладченко

 

 

 

 

 

 

 

 

Плато. Ванчагов, Корноногова, Гладченко.

Где-то на плато

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Плато, облако. Ренат, Люда, Ольга, Слава.

Сухуми, 1983 год

 

 

 

 

 

 

 

 

Ванчагов, Абхазия 1983 год.

 

Сухуми, 1983 год.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сухуми с моря. 1983 год.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сухуми, порт, 1983 год.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

One Response to “Юго-Западный Кавказ. III к/с. 1983 год”

  1. Сергей Четвертнев Says:

    Приятно почитать. Многое с высоты годов выглядит по другому.
    Турбаза была имени «15 съезда ВЛКСМ»

Leave a Reply